Уникальная семья Героев Советского Союза попала в знаменитый художественный фильм

Уникальная семья Героев Советского Союза попала в знаменитый художественный фильм

За подвиги, совершенные во время Великой Отечественной, звания «Герой Советского Союза» были удостоены более 11700 человек. При этом известно только двенадцать случаев, когда Золотую Звезду получили сразу несколько членов одной семьи – братья, муж и жена, брат и сестра… Но лишь некоторые из этих людей прославились на всю страну. Большая же часть «семейных Героев» осталась «заслуженными ветеранами войны регионального значения».  

Николай и Тамара Константиновы.

В промежутках между боями воспитывала маленькую дочку

Самый известный случай «семейного героизма», отмеченного высшей наградой СССР, это сестра и брат Космодемьянские — Зоя и Александр.

Однако была, оказывается, и еще одна подобная же пара. Летчики, Герои Советского Союза брат и сестра Николай и Тамара Константиновы, уроженцы деревни Нигерево нынешней Тверской области.

Первой в этом «тандеме» проложила дорогу в небо Тамара. В 1934 году 15-летней девчонкой-комсомолкой она пришла в только что открывшийся в Калинине (Твери) аэроклуб и там освоила полеты на биплане По-2. Позднее, окончив курсы летчиков-инструкторов, стала работать в этом же клубе вместе со своим мужем – тоже летчиком.  

Пример старшей сестры увлек и ее брата Николая. По окончании школы он поступил в Оренбургское военное авиационное училище штурманов, которое закончил накануне войны.

Когда началась война Тамара Константинова какое-то время работала «на гражданке» в тылу, но после смерти мужа в 1943-м отправилась в военкомат с требованием отправить ее на фронт. Сперва молодой женщине доверили только роль шофера в автобатальоне, — на «полуторке» она подвозила боеприпасы для наших передовых частей на фронте. Но настойчивая вдова все-таки добилась, чтобы ее направили в авиационную часть.

Первым местом службы стало подразделение воздушной связи. На хорошо знакомом По-2 доставляла пакеты с документами, возила офицеров-связистов. Однако и такое дело не устраивало Константинову, ей хотелось воевать с гитлеровцами по-настоящему. В конце концов это желание удалось «пробить» у начальства: Тамаре дали направление на курсы летчиков-штурмовиков. После завершения учебы свежеиспеченный лейтенант попала в 566-й штурмовой авиаполк 1-й воздушной армии. Там Константинова отлично зарекомендовала себя и прославилась чуть ли не на весь фронт: единственная женщина-пилот, летающая на «горбатом» — тяжелом штурмовике ИЛ-2, да еще в промежутках между боевыми вылетами воспитывающая маленькую дочку! (Действительно, некоторое время 5-летняя девчушка, которую не с кем оказалось оставить в Калинине, жила вместе с мамой на полевом аэродроме. Вылетая на задание, Тамара поручала приглядывать за ребенком сослуживцам, — малышка стала настоящей «дочерью полка».)

Константинова закончила войну уже 999-м штурмовом авиаполку, куда ее перевели зимой 1944 года на должность зам. командира эскадрильи. В общей сложности она приняла участие в почти 70 успешных боевых вылетах. На ее боевом счету несколько разгромленных немецких батарей, два десятка взорванных зенитных орудий врага… Неоднократно Тамара рисковала жизнью. Был даже случай, когда штурмовик оказался подбит, и Константиновой пришлось идти на вынужденную посадку. – Она сумела тогда спасти самолет, из последних возможностей перетянув на нем через линию фронта.

29 июня 1945 года «за мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашитстскими захватчиками» лейтенанту Тамаре Федоровне Константиновой было присвоено звание Героя Советского Союза.

Ее младший брат получил Золотую Звезду раньше – еще в апреле 1944-го. Гвардии старший лейтенант Владимир Константинов воевал в 25-м Гвардейском ночном бомбардировочном авиаполку. Провел за годы войны в качестве сперва штурмана, а позднее летчика, без малого 700 ночных вылетов для бомбардировки скоплений вражеской техники и войск. При этом смог бомбами со своего «фанерного» По-2 уничтожить более десятка танков и бронемашин, свыше 40 грузовиков, железнодорожный эшелон, 3 склада с боеприпасами…

«Диверсионный университет» братьев Игнатовых

Во время оккупации немцами Краснодарского края в 1942-1943 гг. на Кубани действоваало более 80 партизанских отрядов. Один из них был особенным – «научно-техническим». Так уж получилось, что из шести десятков бойцов почти две трети составляли инженеры, научные работнники, в том числе даже несколько кандидатов наук. Командовал отрядом «Батя» — Петр Карпович Игнатов, директор Краснодарского химико-технологического института. А под началом у него были члены семьи – жена и двое сыновей. Елена Ивановна ведала в отряде медицинской частью, а Геннадий и Евгений стали отличными минерами.

Вот что вспомирнал впоследствии П. К. Игнатов: «Отряд имел резко выраженный «производственный» профиль. — Мы были минерами-диверсантами. Взрывали мосты, электростанции, склады, пускали под откос немецкие поезда, жгли колонны грузовых машин вместе с охранявшими их броневиками и танками. Вот «текущий счет» отряда. Взорвано и разрушено: 15 паровозов, 392 вагона с войсками и грузами, 41 танк, 113 автомашин, …34 моста и уничтожено свыше восьми тысяч оккупантов…. В тылу у немцев, в горной глуши, мы открыли «минно-диверсионный университет», где проходили практику минно-диверсионной работы лучшие и храбрейшие партизаны…»

Эффективность боевых действий отряда Петра Игнатова удивительна. Группа из чуть более полусотни «непрофессионалов» смогла нанести врагу столь внушитедльный ущерб, потеряв при этом за все время лишь пятерых убитыми и двоих раненными! Вероятно, сказывался креативный подход бывших инженеров и ученых, которых много было под началом «Бати», к проведению диверсий в немецком тылу.

Они внесли, например, несколько удачных изменений в конструкцию применяемых минно-взрывных систем (эта «игнатовская» новинка потом была распространена и по многим другим партизанским отрядам). А еще изобретательные партизаны Игнатова применяли свою собственную тактику минирования.

Лишь один пример. Заметили они, что гитлеровцы после очередного подрыва, осуществленного на железной дороге, всегда действуют одинаково. К месту происшествия с обеих направлений прибывают два ремонтных поезда, а из ближайших населенных пунктов, где есть военный гарнизон, туда направляются грузовики с солдатами. Такую педантичность оккупантов партизаны решили использовать для нанесения врагу дополнительного ущерба. Помимо минирования железнодорожного пути, они приспособились устанавливать взрывные устройства еще и на всех проезжих дорогах поблизости от этого места. Как результат – помимо очередного пущенного под откос неприятельского эшелона, боевой счет поподлннялся еще и несколькими взорванными грузовиками с пехотой.

Многие из боевых «рационализаторских предложений» в партизанском отряде подсказывали сыновья «Бати». Особенно активным изобретателем всяких каверз для немцев был Евгений.

Роковой для младших Игнатовых стала диверсионная операция вечером 10 октября 1942 года. Целью руппы партизан, в которую вошли Геннадий и Евгений, стал участок рельсовой магистрали, связывающей Краснодар с Новороссийском, на 22-м ее километре от приморского города.

Как вспоминал впоследствии Петр Игнатов, в этот раз его минеры решили использовать новую конструкцию минной закладки нажимного действия, которая срабатывала под тяжестью проходящего над ней паровоза. Расписание следования немецких эшелонов было известно от надежных осведомителей. Выбрали удобный интервал между поездами, чтобы заложить взрывчатку и как следует замаскировать следы своей работы. Для приведения мины в боевое состояния нужно было только убрать металлическую шпильку из предохранителя.

Согласно разработанному плану, оставшееся до «момента Х» время группа должна была заниматься минированием шоссе рядом с железной дорогой. И лишь после этого, уже совсем незадолго до прохождения поезда, следовало кому-то из минеров подползти к рельсовой колее и выдернуть эту шпильку. Но в тщательно выверенный график действий вмешались непредвиденные обстоятельства. Вдруг послышался характерный шум, — приближался железнодорожный состав, пущенный гитлеровцами вне расписания.

В столь сложной ситуации инициативу проявили младшие Игнатовы. Надеясь, что уже сгустившаяся темнота до поры скроет их, Женя и Гена бросились к железной дороге. Отыскать за считанные секунды фактически наощупь маленькую шпильку было, конечно, невозможно, поэтому братья решили применить другой способ: кинуть в район, где находится мина, противотанковую гранату, чтобы от ее взрыва сдетонировал основной заряд. Этот аварийный план сработал. Мощный взрыв разворотил паровоз, сбросил его с насыпи, следом полетели под откос вагоны… Эшелон был уничтожен, но смельчаки-парни заплатили за это своими жизнями, — их тоже накрыло взрывной волной и осколками. Евгению было 27, а Геннадию всего 17 лет.

Партизанам удалось вынести буквально из-под носа у немцев тела погибших героев и похоронить их в укромном месте.

Как сообщили потом «Бате» его осведомители, работавшие у оккупантов, при крушении эшелона погибло около полутысячи солдат и офицеров вермахта. Кроме того этот список людских потерь всоре пополнили сами немцы: по распоряжению их командования было расстреляно более полусотни охранников, отвечавших за безопапасность движения по железной дороге и «прошляпивших» партизанскую вылазку. 

7 марта 1943 года вышел Указ Президиума ВС СССР, которым Евгению и Геннадию Игнатовым присваивалось звание Героев Советского Союза (посмертно). Впоследствии оба брата были перезахоронены в Краснодаре. 

Ромео и Джульетта

Один из самых любимых, самых пронзительных советских фильмов, посвященных Великой Отечественной, – «В бой идут одни старики». Как утверждают дотошные исследователи, у некоторых героев этой киноленты, снятой Леонидом Быковым в 1973 году, были реальные прототипы. Например, лейтенант Сагдуллаев по прозвищу «Ромео» и пленившая его сердце член экипажа ночного бомбардировщика По-2 Маша Попова «срисованы» с Семена Харламова и Надежды Поповой – летчиков, воевавших с гитлеровцами, ставших Героями Советского Союза и поженившихся в победном 1945-м.

Сами Надежда Васильевна и Семен Ильич в шутку говорили, что их союз был скреплен подписями трижды. Первый раз это произошло 23 февраля 1945 года, когда, по странному стечению обстоятельств, оба оказались в одном Указе Президиума ВС СССР о присвоении звания Героя. Следующей церемонией «подписывания» стал эпизод с их общей экскурсией по разгромленному Берлину, где на стене рейхстага они оставили свои автографы – рядышком. Ну а третья церемония уже классическая, в результате которой в том же победном году они стали мужем и женой.

На двоих у этой пары очень внушительный боевой счет.

Она – из числа знаменитых, пугавших немцев «ночных ведьм», заместитель командира эскадрильи 46-го Гвардейского женского полка ночных бомбардировщиков. Летать научилась еще в 1940 году в авиационной школе ОСОАВИАХИМа. Воевать начала весной 1942-го. Совершила в общей сложности свыше 850 боевых вылетов.

Он – выпускник знаменитой Качинской авиашколы. Воевал на истребителях, в мае 1945-го стал командиром 163-го Гвардейского истребительного авиационного полка. За годы войны совершил более 570 боевых вылетов (в том числе около 400 – самых сложных и опасных: разведывательных), участник 85 воздушных боев, в которых сбил 6 неприятельских самолетов.

Их судьбы впервые случайно пересеклись в 1942-м под Ростовом. Вот как вспоминала об этом Надежда Попова: «…Встретила я свою судьбу несколько необычно. 2 августа 1942 года, возвращаясь с задания, была сбита фашистским истребителем. Приземлилась удачно, но машина сгорела. Стала искать свой полк. В Черкасске пристроилась к одной из отступающих колонн. Среди скопления техники, коней, дымящихся походных кухонь, измученных боями людей раненный летчик с забинтованным лицом, примостившийся на пеньке и читающий «Тихий Дон», показался мне на удивление спокойным. Страшно обрадовалась – «свой»! «Летчица старшина Надежда Попова», — представилась я. «Старший сержант Семен Харламов. Летаю на истребителях…» Так состоялось наше знакомство… Нам было по 20, и молодость брала свое. Случался на дороге затор, и я бежала к санитарной машине… На одиннадцатый день, расставаясь подала ему руку: «До свиданья. Пишите мне в авиационный полк номер такой-то…»

Судьба им приготовила новую, и опять случайную, встречу – в тыловом Баку, где Семен лечился после ранения. После этого они начали переписываться.

Надежда Попова: «А потом уже, листая газету за 23 февраля 1945 года, не поверила своим глазам: одним Указом обоим нам присвоено звание Героя Советского Союза…»

Они теперь не теряли друг друга из вида до самого конца войны. 10 мая, на следующий день после Победы молодым людям удалось встретились в Берлине. Они сходили взглянуть на поверженный рейхстаг и оставить на его стене свои подписи. А после этого…

«…В парке он впервые взял меня за руку: «Мы победили, выжили, давайте больше не разлучаться. Будем вместе на всю жизнь!»

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий