в

«Чем воевать — найдется»: эксперт оценил потенциал таджикско-киргизского конфликта

— Владимир Леонидович, задам «небанальный» вопрос: за кого «болеете» в этом конфликте? Кто, на ваш взгляд, более прав, а кто более виноват?

— Ну, в такого рода конфликтах, мне кажется, найти виноватого — значит способствовать обострению ситуации.

— Есть достаточно много информации, позволяющей заключить, что «задираться» начала таджикская сторона.

— Но такая информация в основном идет с киргизской стороны. Возникновению подобных конфликтов, когда сложно определить, кто начал, способствует вся нынешняя глобальная ситуация. Люди раздражены, устали от пандемии, от неопределенности в своей жизни. Плюс — не надо забывать, что эти страны являются основными «поставщиками» рабочей силы в нашу страну. Сейчас возможности приехать в Россию затруднены, что создает в обществе дополнительное напряжение.

Кроме того, будем прямо говорить, человеческой природе, к сожалению, свойственно персонифицировать проблемы. Вирус-то очень мал, по нему тапком не хлопнешь. И вот, кто-то начал, а остановиться, учитывая общее раздраженное, напряженное состояние общества — и на той, и на другой стороне, — уже трудно.

— Согласно довольно распространенной точке зрения, разделяемой некоторыми экспертами, ничего серьезного тут нет и быть не может, войны нет и не предвидится «по чисто техническим причинам — обе армии являются слабейшими на пространстве СНГ». Цитирую «Эль Мюрида» — Анатолия Несмияна. Согласны с такой точкой зрения?

— Если он считает, что это единственный повод для оптимизма, то я не согласен. Эти армии, конечно, слабей российской и американской. И даже украинской. Но они посильнее, чем многие армии африканских стран, где такого рода конфликты, к сожалению, длятся годами, а то и десятилетиями. Притом что, помимо стрелкового оружия и турельных пулеметов в кузовах джипов, они ничем особенным не располагают.

— Можно, кстати, вспомнить и многолетнюю кровопролитную гражданскую войну в Таджикистане: оружия для нее тоже вполне хватило.

— В том-то и дело. Напомню также знаменитый рассказ Брэдбери — о том, как один изобретатель решил навсегда покончить с войнами и изобрел вещество, которое превращало все железо в пыль. Танки, пушки, пулеметы, автоматы, винтовки развались. Но тогда один озверевший генерал выломал ножку из деревянного стула и пошел воевать…

Была бы мотивация, а чем воевать — найдется. Но в данном случае я особой мотивации, фундаментальных противоречий между странами не вижу. Поэтому, несмотря на такое нервное состояние людей, думаю, что этот конфликт постепенно затухнет.

— Возникают серьезные вопросы к ОДКБ, членами которой являются обе конфликтующие державы. Мягко говоря, нестандартная ситуация: члены одного военного блока воюют между собой…

— Почему нестандартная? Греция и Турция — тоже члены одного военного блока. Что не помешало им вести краткосрочную войну на территории Кипра. Любой военный блок направлен вовне, обеспечивает защиту от внешней угрозы. Конфликты между самими их участниками — не такая большая редкость. Поэтому я бы не сказал, что это что-то такое экстраординарное.

Другое дело, что коллеги Бишкека и Душанбе по военно-политическому блоку должны постараться их примирить. Надеюсь, что их дипломатия — в первую очередь дипломатия ближайших соседей этих стран, России и Казахстана, — приложит все усилия к тому, чтобы конфликт перешел в стадию мирных переговоров.

— Можно ли, тем не менее, говорить о кризисе ОДКБ и, соответственно, кризисе нашей внешней политики на этом направлении? Конфликт в не самом выгодном свете выставляет и нашу страну: вместо того, чтобы сплотиться сегодня вокруг России, два ее союзника схлестнулись между собой.

— Как любит выражаться один наш известный политолог, «не надо разжигать». Пока это локальный конфликт, нельзя говорить, что они «схлестнулись между собой». По-моему, каких-то заявлений об объявлении войны не было. Локальный конфликт, который, я надеюсь, решится мирным путем.

Вообще говоря, мне кажется, что коронавирус действует не только на гастарбайтеров из Киргизии и Таджикистана, но и на высокообразованных российских журналистов. Которые в каждом локальном происшествии начинают видеть конец света. Или, по крайней мере — конец российской внешней политики.

— Такая уж у нас работа — «разжигать».

— Ну да. Ну, а если серьезно, то думаю, что российская дипломатия за это дело просто еще не бралась — учитывая неожиданность всей ситуации. Но она показала себя, когда занялась карабахским конфликтом и, как видите, успешно его погасила. В то время как признанные светила мировой дипломатии, вроде Соединенных Штатов и Франции, являющихся вместе с Россией сопредседателями Минской группы, скромно стояли в сторонке и ждали, чем дело кончится.

Дикая перестрелка таджиков с киргизами попала на видео


Смотрите видео по теме

Источник www.mk.ru

Проголосуйте:

Автор webzaystsev

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

GIPHY App Key not set. Please check settings

Сергей Шойгу побывал на пасхальной службе в Главном храме Вооруженных сил

В США военные жалуются на потерю слуха из-за некачественнх беруш