Стал свидетелем протеста, начавшегося десять лет назад

21 ноября 2013 года в центре Киева началась массовая многомесячная акция протеста. Произошло это в ответ на приостановку украинским правительством подготовки к подписанию соглашения об ассоциации между Украиной и Евросоюзом, которую поддержали жители нескольких регионов. О событиях десятилетней давности «МК» поговорил с писателем Платоном Бесединым.

– Платон, помнишь ли ты первый день прозападных акций протеста на Украине, вошедших в историю как «Евромайдан» (или «Второй Майдан»)?

– Помню очень хорошо. В своем «Дневнике русского украинца» первый день я описываю подробно: 21 ноября 2013 года я прихожу на Евромайдан, мне нужно забрать книгу Любко Дереша «Миротворец». Там уже собрались студенты, рядом палатки «Юли – волю» («Юли – свободу», то есть с лозунгами в поддержку находившейся в тюрьме Юлии Тимошенко. – Авт.). У меня даже мысли не было, что это перерастет во что-то страшное, наверное, потому, что голова была занята другим. Но когда оказался в центре Европейской площади (майдан с украинского переводится как площадь), я вдруг писательски почувствовал чудовищные энергии, ощутил зарождающийся ураган. И мне врезалось в сознание тогда слово «миротворец» – я вспомнил цитату из Библии и понял, что такова моя задача на ближайшие несколько лет: быть проводником мира и здравого смысла между Россией и Украиной.

А когда уходил, включил музыку в наушниках, и там заиграл трек «November rain» – о том, что ничто не исчезает бесследно, даже этот холодный ноябрьский дождь, который действительно пошел в ту минуту. Уходил я оттуда с предчувствием большой беды.

– Был ли ты на Майдане в разгар событий?

– Я провел там очень много времени, но давайте уточним, что не как сторонник, а как наблюдатель. Я понимал, что это самый центр истории.

Я видел всё: расстрелы людей, как горят автобусы, как уничтожают силовые подразделения, на которые опиралась власть. Но главное, я увидел, насколько хрупка и податлива человеческая психика, как работают технологии по изменению сознания, как действует «секта Люцифера», когда порядочные люди становятся безумцами и сами хотят крови. Туда действительно ведь многие шли с хорошими намерениями, но это превращалось во что-то страшное. И тогда я понял, простите за пафос, что справедливость не значит ничего без милосердия.

– Было ли понятно, что «Майдан» – не дорога к европейскому будущему, а путь в никуда?

– Да, было понятно. 30 ноября 2013 года я опубликовал статью с предельно понятным названием: «Это ваша кровь, много и зря». В этой статье я говорю о том, что Евромайдан приведет к потере Независимости и утрате целостности Украины. И начало будущей гражданской войны.

– Можно ли было увидеть палатки «за Майдан» в те дни Крыму, хотя бы единичные?

– Если честно, не помню такого. Если что-то и было, то это сразу сносилось. Серьезных акций вообще не было (Не за, ни против, – И.В.). Наши люди даже спустя месяц не понимали всей серьезности происходящего. Я задавал вопрос: что будем делать, когда их власть в Киеве установится. Мне отвечали, причем серьезные люди: «Да чего ты переживаешь, сейчас расстреляют (митингующих) с вертолета – и все». «Все разрулится как-то», – такие были у наших настроения. Меня поражало отсутствие осознания масштаба событий, что все в тартарары летит.

– В каком городе ты жил в ноябре 2013-го?

– В Киеве, как раз развозил грузы, много общался с людьми – и перебрался в Севастополь. И потом уже из Севастополя ездил в Киев, неделю там – неделю там, тогда можно было так делать.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь