в

вчера в 19:03 Политика 8057 + A — Последняя тайна смерти Сталина: похоронили еще при жизни Принципиальное обстоятельство упускали из виду Поделиться О смерти тирана написано-перенаписано множество книг, воспоминаний, статей. Казалось бы, все обстоятельства, сопутствовавшие кончине Сталина, изучены поминутно. Однако одно — и принципиальное — постоянно упускается из виду. Фото: Алексей Меринов Кровоизлияние в мозг произошло 1 марта 1953 года. К вечеру того дня охранники на сталинской даче запаниковали, что «хозяин» не выходит, и, войдя под предлогом передачи почты в его покои, обнаружили его без сознания на полу. С этого момента завертелся механизм, как бы сказали сегодня, «трансфера» власти. Охрана поставила в известность своего непосредственного начальника — министра госбезопасности Семена Игнатьева. Он же исполнял обязанности руководителя Управления охраны МГБ после ареста многолетнего главного телохранителя Сталина — генерала Власика. Игнатьев — маленький человек, волею судьбы, а точнее, вождя народов, вознесенный на страшный пост и не желавший ничего решать, оповестил «четверку» — Маленкова, Берию, Булганина и Хрущева, находившуюся после 1949 года в фаворе у Сталина и осуществлявшую оперативное управление страной. Эти же люди возглавляли СССР до июня 53-го, когда случился первый раскол — арест Лаврентия Берии по науськиванию Хрущева. А первой их «оттепельной» инициативой принято считать прекращение «дела врачей», о чем было объявлено 4 апреля, и это стало громкой сенсацией. Государство публично признавалось в необоснованных арестах и незаконных методах следствия. Но следует вернуться ровно на месяц назад — именно тогда, еще при жизни Сталина, «четверка» приняла решение, которое в сегодняшней перспективе кажется эпохальным. Все, что относилось к состоянию здоровья советского руководства высшего ранга, в СССР считалось особо охраняемой государственной тайной. Так было с самого начала. О здоровье Ленина вплоть до самой его смерти ничего не сообщалось, никто, кроме самых близких соратников, не знал, что с марта 1923 года Владимир Ильич являлся беспомощно мычащим инвалидом. И весть о его кончине прозвучала как гром среди ясного неба. О том, где и как живет Сталин, не беспокоит ли его что, не сообщалось и подавно. Он с годами совсем помешался на секретности, и известен случай, когда один из его охранников был арестован, подвергнут пыткам и расстрелян только потому, что вождю показалось, что он читает документы на его столе. Сама кунцевская дача была полностью засекреченным, строго охраняемым объектом. И вот 3 марта 1953 года члены Президиума ЦК КПСС принимают решение объявить согражданам о том, что произошло с товарищем Сталиным. 4 марта страна узнает: «Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза и Совет Министров Союза ССР сообщают о постигшем нашу партию и наш народ несчастье — тяжелой болезни товарища И.В. Сталина. В ночь на 2 марта у товарища Сталина, когда он находился в Москве в своей квартире, произошло кровоизлияние в мозг, захватившее важные для жизни области мозга. Товарищ Сталин потерял сознание. Развился паралич правой руки и ноги. Наступила потеря речи. Появились тяжелые нарушения деятельности сердца и дыхания. Для лечения товарища Сталина привлечены лучшие медицинские силы: профессор-терапевт П.Е. Лукомский; действительные члены Академии медицинских наук СССР: профессор-невропатолог Н.В. Коновалов, профессор-терапевт А.Л. Мясников, профессор-терапевт Е.М. Тареев; профессор-невропатолог И.Н. Филимонов; профессор-невропатолог Р.А. Ткачев; профессор-невропатолог И.С. Глазунов; доцент-терапевт В.И. Иванов-Незнамов. Лечение товарища Сталина ведется под руководством Министра здравоохранения СССР т. А.Ф. Третьякова и Начальника Лечебно-Санитарного Управления Кремля т. И.И. Куперина. Лечение товарища Сталина проводится под постоянным наблюдением Центрального Комитета КПСС и Советского Правительства. Ввиду тяжелого состояния здоровья товарища Сталина Центральный Комитет КПСС и Совет Министров Союза ССР признали необходимым установить с сего дня публикование медицинских бюллетеней о состоянии здоровья Иосифа Виссарионовича Сталина». Это был, наверное, самый сенсационный документ, обращенный к населению после 1924 года. Даже известие о подписании пакта с Риббентропом не звучало так неожиданно. Представим себе, что было, если бы Сталин оклемался и узнал, что соратнички на всю страну объявили о состоянии его здоровья. Выжить не удалось бы никому. Он бы такого никогда не простил. Могут возразить, что товарищи были стопроцентно уверены, что вождь обречен. Но, во-первых, твердых и однозначных гарантий его невозврата дать никто не мог, а во-вторых, не имелось никакой нужды в преждевременной гласности. Вспомним, что ни о состоянии здоровья Юрия Андропова, ни о таковом же Константина Черненко, медленно и необратимо умиравших, ничего не сообщалось. А ведь это были совсем уже вегетарианские времена. Но никому из членов Политбюро не приходило и в голову что-либо объявлять. А тут самые мрачные времена позднего Сталина, недавно только объявлено о разоблачении «дела врачей», и кремлевские идут зачем-то на невероятную гласность! Что изменилось бы, если о состоянии здоровья Сталина ничего не говорили бы до его смерти? Леонид Брежнев умер в ночь с 9 на 10 ноября. Страна узнала об этом более чем через сутки, в 10.00 11 ноября. О смерти Сталина объявили в 6 утра 6 марта, а он скончался в 21.50 5 марта, то есть пауза заняла не более восьми часов. А ведь после первого бюллетеня с его невероятно дотошными подробностями функционирования сталинского организма («Наблюдаются значительные расстройства дыхания: частота дыхания — до 36 в минуту, ритм дыхания неправильный с периодическими длительными паузами. Отмечается учащение пульса до 120 ударов в минуту, полная аритмия; кровяное давление — максимальное 220, минимальное — 120. Температура 38,2. В связи с нарушением дыхания и кровообращения наблюдается кислородная недостаточность. Степень нарушения функций головного мозга несколько увеличилась») успели выпустить еще и второй, с его знаменитым чейн-стоксовым дыханием и еще большим количеством физиологических мелочей. Можно выдвинуть гипотезу, что соратники подготавливали население к известию о кончине Сталина, чтобы оно не ошарашило своей неожиданностью. Но смысла в этом не было никакого. Вряд ли бы что-то изменилось в восприятии новости принципиально. У меня есть только два предположения, почему члены Президиума пошли на такой риск и разрыв с предшествующими традициями. Во-первых, соратники как бы подписались под тем, что сталинская эпоха окончена и обратного пути нет. Принимая решение выставить на мировое обозрение пульс и давление вождя, они отрезали себе все возможности для отступления. Во-вторых, они как бы давали сигнал и стране и миру, что уже наступили новые времена и руководство находится в иных руках. Так что Сталин был обречен умереть. Подписаться Авторы: Максим Артемьев Правительство РФ Москва Поделиться Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28532 от 6 мая 2021 Заголовок в газете: Последняя тайна смерти Сталина

О смерти тирана написано-перенаписано множество книг, воспоминаний, статей. Казалось бы, все обстоятельства, сопутствовавшие кончине Сталина, изучены поминутно. Однако одно — и принципиальное — постоянно упускается из виду.

Кровоизлияние в мозг произошло 1 марта 1953 года. К вечеру того дня охранники на сталинской даче запаниковали, что «хозяин» не выходит, и, войдя под предлогом передачи почты в его покои, обнаружили его без сознания на полу.

С этого момента завертелся механизм, как бы сказали сегодня, «трансфера» власти. Охрана поставила в известность своего непосредственного начальника — министра госбезопасности Семена Игнатьева. Он же исполнял обязанности руководителя Управления охраны МГБ после ареста многолетнего главного телохранителя Сталина — генерала Власика. Игнатьев — маленький человек, волею судьбы, а точнее, вождя народов, вознесенный на страшный пост и не желавший ничего решать, оповестил «четверку» — Маленкова, Берию, Булганина и Хрущева, находившуюся после 1949 года в фаворе у Сталина и осуществлявшую оперативное управление страной.

Эти же люди возглавляли СССР до июня 53-го, когда случился первый раскол — арест Лаврентия Берии по науськиванию Хрущева. А первой их «оттепельной» инициативой принято считать прекращение «дела врачей», о чем было объявлено 4 апреля, и это стало громкой сенсацией. Государство публично признавалось в необоснованных арестах и незаконных методах следствия. Но следует вернуться ровно на месяц назад — именно тогда, еще при жизни Сталина, «четверка» приняла решение, которое в сегодняшней перспективе кажется эпохальным.

Все, что относилось к состоянию здоровья советского руководства высшего ранга, в СССР считалось особо охраняемой государственной тайной. Так было с самого начала. О здоровье Ленина вплоть до самой его смерти ничего не сообщалось, никто, кроме самых близких соратников, не знал, что с марта 1923 года Владимир Ильич являлся беспомощно мычащим инвалидом. И весть о его кончине прозвучала как гром среди ясного неба.

О том, где и как живет Сталин, не беспокоит ли его что, не сообщалось и подавно. Он с годами совсем помешался на секретности, и известен случай, когда один из его охранников был арестован, подвергнут пыткам и расстрелян только потому, что вождю показалось, что он читает документы на его столе. Сама кунцевская дача была полностью засекреченным, строго охраняемым объектом.

И вот 3 марта 1953 года члены Президиума ЦК КПСС принимают решение объявить согражданам о том, что произошло с товарищем Сталиным. 4 марта страна узнает: «Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза и Совет Министров Союза ССР сообщают о постигшем нашу партию и наш народ несчастье — тяжелой болезни товарища И.В. Сталина.

В ночь на 2 марта у товарища Сталина, когда он находился в Москве в своей квартире, произошло кровоизлияние в мозг, захватившее важные для жизни области мозга. Товарищ Сталин потерял сознание. Развился паралич правой руки и ноги. Наступила потеря речи. Появились тяжелые нарушения деятельности сердца и дыхания.

Для лечения товарища Сталина привлечены лучшие медицинские силы: профессор-терапевт П.Е. Лукомский; действительные члены Академии медицинских наук СССР: профессор-невропатолог Н.В. Коновалов, профессор-терапевт А.Л. Мясников, профессор-терапевт Е.М. Тареев; профессор-невропатолог И.Н. Филимонов; профессор-невропатолог Р.А. Ткачев; профессор-невропатолог И.С. Глазунов; доцент-терапевт В.И. Иванов-Незнамов. Лечение товарища Сталина ведется под руководством Министра здравоохранения СССР т. А.Ф. Третьякова и Начальника Лечебно-Санитарного Управления Кремля т. И.И. Куперина.

Лечение товарища Сталина проводится под постоянным наблюдением Центрального Комитета КПСС и Советского Правительства.

Ввиду тяжелого состояния здоровья товарища Сталина Центральный Комитет КПСС и Совет Министров Союза ССР признали необходимым установить с сего дня публикование медицинских бюллетеней о состоянии здоровья Иосифа Виссарионовича Сталина».

Это был, наверное, самый сенсационный документ, обращенный к населению после 1924 года. Даже известие о подписании пакта с Риббентропом не звучало так неожиданно. Представим себе, что было, если бы Сталин оклемался и узнал, что соратнички на всю страну объявили о состоянии его здоровья. Выжить не удалось бы никому. Он бы такого никогда не простил.

Могут возразить, что товарищи были стопроцентно уверены, что вождь обречен. Но, во-первых, твердых и однозначных гарантий его невозврата дать никто не мог, а во-вторых, не имелось никакой нужды в преждевременной гласности. Вспомним, что ни о состоянии здоровья Юрия Андропова, ни о таковом же Константина Черненко, медленно и необратимо умиравших, ничего не сообщалось. А ведь это были совсем уже вегетарианские времена. Но никому из членов Политбюро не приходило и в голову что-либо объявлять.

А тут самые мрачные времена позднего Сталина, недавно только объявлено о разоблачении «дела врачей», и кремлевские идут зачем-то на невероятную гласность! Что изменилось бы, если о состоянии здоровья Сталина ничего не говорили бы до его смерти? Леонид Брежнев умер в ночь с 9 на 10 ноября. Страна узнала об этом более чем через сутки, в 10.00 11 ноября. О смерти Сталина объявили в 6 утра 6 марта, а он скончался в 21.50 5 марта, то есть пауза заняла не более восьми часов.

А ведь после первого бюллетеня с его невероятно дотошными подробностями функционирования сталинского организма («Наблюдаются значительные расстройства дыхания: частота дыхания — до 36 в минуту, ритм дыхания неправильный с периодическими длительными паузами. Отмечается учащение пульса до 120 ударов в минуту, полная аритмия; кровяное давление — максимальное 220, минимальное — 120. Температура 38,2. В связи с нарушением дыхания и кровообращения наблюдается кислородная недостаточность. Степень нарушения функций головного мозга несколько увеличилась») успели выпустить еще и второй, с его знаменитым чейн-стоксовым дыханием и еще большим количеством физиологических мелочей.

Можно выдвинуть гипотезу, что соратники подготавливали население к известию о кончине Сталина, чтобы оно не ошарашило своей неожиданностью. Но смысла в этом не было никакого. Вряд ли бы что-то изменилось в восприятии новости принципиально.

У меня есть только два предположения, почему члены Президиума пошли на такой риск и разрыв с предшествующими традициями. Во-первых, соратники как бы подписались под тем, что сталинская эпоха окончена и обратного пути нет. Принимая решение выставить на мировое обозрение пульс и давление вождя, они отрезали себе все возможности для отступления. Во-вторых, они как бы давали сигнал и стране и миру, что уже наступили новые времена и руководство находится в иных руках. Так что Сталин был обречен умереть.

Источник www.mk.ru

Проголосуйте:

Автор webzaystsev

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

GIPHY App Key not set. Please check settings

вчера в 19:56 Политика 6286 + A — Над российскими выборами возвели саркофаг Кандидатов будут карать за любое содействие организации, которую признают экстремистской в будущем Поделиться Когда сооруженное в 1986 году над Чернобыльской АЭС укрытие стало разрушаться и защищать от радиации больше не могло, над ним соорудили новое, надежное, прозванное Саркофагом. Фото: Дмитрий Каторжнов Когда одержимые манией контроля политического пространства российские власти сочли, что старых запретов и фильтров недостаточно, они решили возвести своего рода Саркофаг над российской избирательной системой — чтобы ничего нового, того, что угрожает ее существованию в нынешнем виде, внутрь не попало… В Госдуму внесен законопроект, который внесет вклад в это масштабное строительство. И без того длинный перечень ограничений конституционного права россиян быть избранными предложено дополнить еще одним: запретом избираться в Госдуму всем «причастным к деятельности общественного или религиозного объединения, иной организации», внесенной в реестр экстремистских или террористических в течение определенного срока до решения суда (от трех лет до одного года для разных категорий «причастных»). Кого это касается? Учредителей, руководителей, заместителей руководителей, глав региональных отделений и рядовых членов, работников и участников экстремистской организации, а также «иных лиц». В законопроекте эти «иные» определены расплывчато. В их число попадают те, кто перечислял экстремистским организациям деньги, — это более-менее понятно. А также те, кто оказывал экстремистам «имущественную, организационно-методическую, консультативную или иную помощь». Сдавал в аренду помещения? Репостил сообщения, видеоматериалы организации, помогая тем самым распространять ее материалы? Участвовал в организованных организацией уличных и не уличных мероприятиях? А слова «иная помощь» оставляют просто безграничный простор для фантазии. Те, кто учреждал и руководил, не смогут стать кандидатами в депутаты Госдумы пять лет после вступления в силу решения суда о ее ликвидации как экстремистской. Рядовые члены и сотрудники, а также «иные причастные» — три года. Если бы аналогичный запрет действовал лет 15 назад, один из лидеров партии «Справедливая Россия — Патриоты — За правду» Захар Прилепин, активный член признанной экстремистской в 2007 году «Национал-большевистской партии», не смог бы участвовать в парламентских выборах до 2010 года. Все искренне изумились предложению депутатов придать как бы обратную силу решению суда о признании организации экстремистской — невиданное, мол, дело! За три года до этого перечислил 100 рублей тогда еще нормальной организации — и уже пиши пропало! Но у нас только законы об уголовной или административной ответственности, в полном соответствии с Конституцией, не могут иметь обратной силы, если ухудшают положение граждан, а здесь об ответственности речи не идет… Касается ли новый запрет лишь тех организаций, которые попадут в реестр Минюста после того, как законопроект станет законом? Или же он затронет «причастных» ко всем 83 организациям, попавшим туда ранее? Никаких уточнений на сей счет не сделано. Конечно, прежде всего на ум приходит объявленный пока «всего лишь» иностранным агентом Фонд борьбы с коррупцией, дело о признании которого экстремистской организацией уже в суде. Пламенный привет посылают авторы законопроекта и юристу ФБК Любови Соболь, которая собирается идти на выборы в Госдуму по одномандатному округу, а также многочисленным жертвователям фонда, тем, кто с ним сотрудничал в разных формах! А может быть, и тем, кто участвовал в уличных акциях по его призыву, — кто знает, сочтут это «иной помощью» или нет? В предельно краткой пояснительной записке из трех абзацев авторы закона уверяют, что речь идет о «совершенствовании законодательства РФ о выборах». Но о том, почему в спешном порядке нужно его совершенствовать именно таким образом, — ни слова. В своем комментарии, впрочем, г-н Пискарев утверждает, что «введение таких ограничений для лиц, придерживающихся крайних взглядов», оправдано, и нужно «исключить возможность использования ими парламентской трибуны и полномочий депутата для пропаганды и оправдания своих идей, а также для вербовки новых сторонников». Но вообще-то на выборы осужденных за экстремистские правонарушения не пускают уже давно. Если наказан в административном порядке — в течение года после не суйся. А если осужден по уголовной статье — все гораздо серьезнее: запрет в течение 10 лет после снятия судимости, если осужден за тяжкое преступление, и до 15 лет, если за особо тяжкое. Причем практически все «экстремистские» статьи УК — как раз тяжкие и особо тяжкие. И даже приговор по средней тяжести статье УК, карающей за призывы к экстремистской деятельности, с весны прошлого года обещает запрет на участие в выборах в течение 5 лет после снятия судимости. В том-то и дело, что сейчас предлагается не пускать на выборы людей, которых суд экстремистами не признавал… Потому что статью 54 Конституции, где говорится, что «никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением», никто не отменял. И членов, и даже руководителей экстремистской организации нельзя автоматически осудить и посадить как экстремистов за то, что они делали ДО того, как суд внес организацию в реестр. Да и уголовные дела за один день до суда не доведешь, а предвыборная кампания стартует в июне. Вот и приходится изощряться… Зачем? Политолог Алексей Макаркин в разговоре с «МК» предположил, что власти опасаются протестного голосования все хуже живущих россиян, особенно в крупных городах, «плюс белорусские события — кто в мае прошлого года ожидал того, что случилось в августе?» К тому же, напоминает он, среди лояльно настроенного провластного избирателя довольно много тех, «кто считает, что в борьбе с оппозицией палку перегибать не стоит, кому не нравится, когда мирные демонстрации жестко разгоняют, а их участников сажают за решетку». И как бы «мягкий» подход, когда «просто не пустили на выборы», эту часть избирателей устраивает: «подумаешь, не пустили, я же тоже на выборы не иду», думают они… Законопроект станет законом в ближайшие недели. Избиркомы начнут снимать с выборов тех, кто почему-то не пройдет проверку ФСБ и МВД на предмет причастности. Основанием для такой проверки могут стать и жалобы кандидатов-конкурентов. Все эти скандалы, вся эта возня будут на поверхности. А под Саркофагом тем временем продолжат потихоньку разлагаться российские выборы. Подписаться Авторы: Марина Озерова Справедливая Россия МВД ФСБ Россия Поделиться Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28532 от 6 мая 2021 Заголовок в газете: Саркофаг над российскими выборами

вчера в 17:31 Политика 2539 + A — Сирийский военный источник назвал главную цель удара ВВС Израиля Под атаку попали объекты вблизи российских военных баз Поделиться Армия Израиля нанесла очередной удар по ряду населенных пунктов на территории Сирии. Несмотря на то что ПВО Сирии смогли сбить несколько ракет противника, большая их часть поразила назначенные цели. Как сообщают местные источники, главной мишенью израильских ВВС стали военные объекты в прибрежных районах страны. Осведомленный источник «МК» в Сирии назвал цели нападения и раскрыл скрытые нюансы ближневосточной политики. Фото: AP За последние несколько лет удары ВВС Израиля по сирийской территории стали почти обыденной реальностью. Традиционно их целью становятся военные объекты: казармы, склады вооружений, пусковые установки ракет. Как правило, Израиль поражал цели вблизи своих границ – на территории южных провинций Сирии. Однако в ночь с 4 на 5 мая целью удара неожиданно стали прибрежные и центральные районы Сирии, удаленные от израильской территории. Как сообщают местные источники, под удар попали объекты в окрестностях города Джабла (провинция Латакия) и в округе города Масьяф (провинция Хама). Сирийские СМИ сообщили о том, что часть израильских ракет была перехвачена, однако остальные поразили цели. Как отметил в разговоре с «МК» сирийский военный источник, попросивший сохранить анонимность, целью израильской атаки могли стать военные грузы, доставленные в Сирию морским путем. – Израиль всегда бьет по передвижным или условно стационарным объектам действующих на территории Сирии проиранских вооруженных групп. Однако, как правило, это происходит на юге. Некоторое время назад, при посредничестве российской стороны, Иран договорился с Израилем о том, что не будет размещать свои объекты на расстоянии 50 км от израильских границ. В случае, если это условие нарушается (или Израилю кажется, что оно нарушается), израильтяне атакуют. Чаще всего целью становились военные грузы, которые прибывают в Сирию через аэропорт Дамаска и потом развозятся в разные регионы. – Но в данном случае целью стал объект вдали от территории Израиля. Какую угрозу они увидели? – Можно предположить, что некий военный груз был доставлен морем. Это могут быть ракеты, противотанковые или противовоздушные переносные ракетные комплексы. Возможно, на территории Сирии груз складировался перед отправкой в соседний Ливан или предназначался для других целей. –​ Какой урон вообще могут нанести эти удары и как реагировать на это России? – Израиль в первую очередь доказывает Ирану, что у него в этом регионе преимущество. И на земле, и в воздухе, и в разведке. Непосредственно урон, который наносится противнику, отходит на второй план. Роль России, как мне представляется, только миротворческая: попытаться свести прямую военную агрессию к минимуму, тем более что под удар попадает сирийская территория. Подписаться Авторы: Федор Данильченко Армия Сирия Израиль Тель-Авив Россия Иран Поделиться